Олейников_Куриленко_«Засадный_полк»_html_ma9f0ce7

«Засадный полк»
Засады русских броневиков под Томашовом, июнь 1915 года
В ходе Томашовской оборонительной операции 13–16 июня 1915 г. армейской группы В. А. Олохова и 3-й армии Северо-Западного фронта русские войска выполняли важнейшую задачу: остановить германское наступление, которое развивалось на наиболее опасном операционном направлении. Ситуация, в которой оказались русские армии летом 1915 г. в целом и в Томашовском сражении в частности, была для них крайне неблагоприятной. Их судьба зависела только от силы оборонительных позиций, на которых им приходилось оперировать, и от доблести входящих в их состав частей и соединений. Сковать, остановить противника любым способом, сорвать его «летние стратегические Канны» по окружению русских армий в Польше – вот важнейшая задача, стоявшая перед русскими войсками на этом этапе Первой мировой войны.
Годилась любая оборонительная тактика – для бронечастей это тактика засад.
В Томашовской операции 1915 г. отличился 14-й автопулеметный взвод – одно из самых доблестных броневых подразделений русской армии в годы Первой мировой войны.
15-го июня взвод (2 пулеметных бронеавтомобиля «Остин» первого образца – английского производства, но с броней Ижорского завода) прибыл в г. Томашов (Польша), где получил задачу: «прикрыть отход лейб-гвардии Волынского полка».
Сильный артиллерийский огонь противника не позволил взводу выдвинуться по шоссе за южную окраину города, и для выполнения поставленной ему задачи подразделение заняло позицию на северной окраине Томашова.
К вечеру подразделение разместилось в засаде – фронтом к своим отступающим частям. Командир взвода принял тактически грамотное решение – проанализировав местность, он решил прикрыть отходившие от города части 3-й гвардейской пехотной дивизии и 2-го Кавказского армейского корпуса от наседавшего противника. Около 18 часов 30 минут показались первые германские разъезды. Автопулеметный взвод, подпустив их к себе на 40 шагов, открыл огонь. Германский разъезд был полностью уничтожен.
Противник приостановил преследование и, развернув орудия, открыл по броневикам огонь. Успешно маневрируя под сильным артиллерийским огнем, взвод отошел на километр к северу – и вновь встал в засаду.
Действуя на новой позиции, около 20 часов 30 минут броневики метким огнем рассеяли кавалерийскую часть противника. Решив не рисковать машинами, оставаясь на позиции в ночное время, командир вывел взвод из боя и отвел подразделение к северу.
На следующий день он решил вновь применить отлично себя зарекомендовавшую тактику засадного боя.
16 июня к северу от дер. Криница бронеавтомобили были замаскированы и встали в засаде на шоссе, прикрывая отход частей 2-го Кавказского армейского корпуса. Офицер 13-го лейб-гренадерского Эриванского Царя Михаила Федоровича полка Кавказской гренадерской дивизии К. Попов позднее вспоминал: «Идя по шоссе, мы прошли мимо двух бронированных автомобилей, замаскированных ветками. Их присутствие здесь было весьма уместно, но работы броневиков за всю Германскую войну мне ни разу не пришлось видеть».
Но главное, что их боевую работу вновь довелось увидеть наступающим германским частям.
Когда около 13 часов противник, численностью до батальона, повел наступление вдоль шоссе из дер. Избица, он был расстрелян метким пулеметным огнем русских бронеавтомобилей. Причем, так как местность в районе шоссе имела скат в сторону от Избицы, германский батальон был уничтожен почти полностью. Противник вновь открыл сильный артиллерийский огонь, и лишь после этого бронеавтомобили отошли к своей пехоте.
Ведя арьергардный бой, броневой взвод действовал инициативно и самостоятельно, применив необходимые тактические приемы. Так как огневая мощь германцев исключала для взвода возможность прямой атаки, ему пришлось прибегнуть к засаде как единственно приемлемому способу действий в условиях сложившейся обстановки. Правильная оценка обстановки и удачный выбор позиции для засады (во втором случае – за скатом) дали возможность полностью выполнить возложенную на подразделение задачу. Замечательны были тактический эффект от действий взвода, его боевая устойчивость и огневая мощь – подразделения и части противника уничтожались почти полностью.
Дневник военных действий взвода гласит: «Командир батальона Ардаганского пехотного полка (204-го пехотного Ардагано-Михайловского полка 51-й пехотной дивизии 2-го Кавказского армейского корпуса – А. О.) оценивал силу взвода в 1 ¼ пехотного полка».
То есть, броневой взвод по силе огня и мощи маневра равнялся полку пехоты – и в боях под Томашовом именно он был «засадным полком» русской армии, эффективно выполнив все боевые задачи.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s