Кровавые поля Ржева. Август сорок второго…
Забытые странички одного из сражений Ржевской битвы

Боевые действия на центральном участке советско-германского фронта в течении 70 лет не привлекали особого внимания. По сути сколько-то заметные военно-исторические исследования, касающиеся операций на данном направлении, в Советском Союзе и Российской Федерации даже сейчас почти полностью замыкаются на две стратегические операции – «Битву за Москву» (январь 1941–март 1942 г.) и «Операцию Багратион» (июнь–август 1944 г.), между которым лежит малоосвещенный провал длиной более двух лет.
Ржевская наступательная операция августа 1942 года оказалась одной из таких «забытых» операций, несмотря на то что именно о ней Александр Твардовский написал свое знаменитое стихотворение «Я убит подо Ржевом». Точнее, не несмотря, а именно поэтому. По тем же причинам, по которым родилось это бессмертное стихотворение.
К 30.07.1942 г. в составе армии находилось пятнадцать стрелковых и мотострелковых дивизий, четыре стрелковых и девять танковых бригад, мотоциклетный, танковый, минометный, три гвардейских минометных (реактивных), три истребительно-противотанковых и шесть артиллерийских полков, а также двенадцать гвардейских минометных дивизионов. Восемь стрелковых (16-я Гв.; 52-я; 78-я; 111-я; 139-я; 183-я; 220-я; 379-я) и 2-я Гв. мотострелковая дивизия, три стрелковых (114-я; 132-я; 136-я) и восемь танковых бригад (28-я; 35-я; 143-я; 236-я; 238-я; 240-я; 255-я; 256-я), шесть полков гаубичной и пушечной артиллерии РГК (342-й; 542-й; 545-й; 644-й; 646-й; 1165-й), три ИПТАПа (301-й; 437-й; 758-й), три полка реактивных минометов (40-й; 61-й; 171-й) и десять гвардейских минометных дивизионов из них готовились взломать оборону противника на 12-км полосе Ново-Семеновское – Дежевка – Плотниково, где оборонялись части 87-й и 256-й пехотных дивизий противника (185-й; 187-й; 481-й и 476-й пехотные полки), имевшие во втором эшелоне части 6-й ПД.
Несмотря на начавшийся ночью 29 июля проливной дождь, наступление началось по плану, в 6.30 ч. 30.07.1942 г. советская артиллерия открыла огонь. В 8.00 с залпом десяти дивизионов реактивных минометов дивизии первого эшелона 30-й Армии поднялись в атаку.
Благодаря достигнутой тактической внезапности, чудовищному превосходству в силах в полосе прорыва, хорошо разведанной системе обороны противника и неплохой организации артиллерийской подготовки первый день наступления, несмотря на потери советских войск, местами идущих в атаку по колено в воде из-за непрекращающегося дождя, увенчался успехом. Оборона противника на стыке 87-й и 256-й пехотных дивизий в буквальном смысле рассыпалась.
К исходу дня оборона противника была прорвана на фронте в девять и в глубину в шесть километров, оказалось захвачено 68 пулеметов и 45 артиллерийских орудий.
Понесшие серьезные потери полки 87-й ПД были отброшены влево, положив начало образованию Коростелевского плацдарма; правую половину вклинения пришлось оборонять 481-му пехотному полку. Удержать позиции в полосе главного удара удалось только 476-му ПП, атаки 220-й и 183-й стрелковых дивизий были отбиты, их подразделения откатились на исходные позиции. Этот немецкий успех стал первой ласточкой пробуксовки операции.
Слишком высокие темпы продвижения стрелковых частей 30-й Армии в полосе прорыва привели к отрыву от основной массы танков, застрявших в грязи, и, что еще более важно, внесли непередаваемый хаос в организацию взаимодействия с артиллерией, причем не только приданной, но и своей, дивизионной.
Вопреки распространенному мнению, в данный период советская артиллерия, и до войны не блиставшая высокой средней выучкой своего комсостава, в результате перманентной мобилизации и чудовищных потерь 1941 года справлялась с своими обязанностями очень посредственно. В первую очередь при ведении огня с закрытых огневых позиций.
Если в процессе артиллерийской подготовки по оборонительным полосам противника большинство недостатков при наличии на это времени еще удавалось нейтрализовывать, то поддержка наступающих частей, развивающих наступление в глубине прорыва, очень быстро сходила на нет и, по сути, сводилась только к ведению огня по площадям и прямой наводке. Впрочем, помимо организационных недостатков в применении корректировочных групп и использования их информации, хватало и проблем с материальной частью, достаточно сказать, что переносные радиостанции благодаря ненадежности и недостатку квалифицированных радистов в полковой и дивизионной артиллерии фактически не использовались.
После удачного вклинения в немецкую оборону генерал-лейтенантом Лелюшенко были приняты меры по его расширению, во избежание характерного немецкого подсечения клина ударом с флангов с окружением наступающей группировки, однако больших успехов войскам армии добиться не удалось. Внезапность была потеряна, артиллерия действовала неэффективно, танки на ставшей труднопроходимой местности применялись мелкими группами и, главное, низкая выучка бойцов стрелковых подразделений, помноженная на невысокую квалификацию командиров дивизионного звена, позволили немецкому командованию перехватить боевую инициативу.
Потеря темпов операции при расширении полосы прорыва стала для операции роковой, к 7 августа наступление в первой его фазе выдохлось, требовалось взять оперативную передышку. Прямая дорога к Ржеву тем временем была закрыта подтянутыми под Полунино двумя полками 6-й пехотной дивизии.
II фаза операции началась в 5.50 10.08.1942 г. Упорнейший бой на левом фланге продолжался непрерывно трое суток, пока к 16.00 12.08.1942 г. на участке Бельково – Харино – Теленково немецкая оборона не была «прогрызена», данные деревни превращенные в опорные пункты не были взяты и «группа развития успеха» в составе 28-й и 240-й танковых бригад, усиленных 758-м ИПТАП, не начала развивать наступление в юго-западном направлении, увлекая за собой пехоту.
С 14 августа к операции подключились соединения 29-й Армии, совместно с которыми к 21.00 21.08.1942 г. 139-я, 220-я, 371-я и 374-я СД, а также 114-я и 136-я ОСБР вышли к берегу Волги на фронте Голышкино – Варакино и там закрепились. Попытка форсировать реку с ходу не удалась.
На правом фланге армии обстановка складывалась гораздо сложнее. Дивизии правофланговой группы войск с минимальными результатами истекли кровью на Полунинском рубеже, к 22-му числу с огромным трудом выйдя на рубеж: лес северо-восточнее города Ржев – восточная окраина военного городка – северный берег р. Волга, после чего была взята очередная оперативная пауза перед III этапом операции.
О потерях дивизий правофланговой группы войск 30-й Армии в данный период красноречиво говорит следующее: к вечеру 15.08.1942 г. в 431-м стрелковом полку 54-й СД, насчитывавшей на 30 июля 11 302 человека списочного состава, осталось 9 (девять) «активных штыков». То есть, стрелковые подразделения данной дивизии к данной дате были выбиты полностью.
Начавшаяся 24 августа III фаза операции развивалась удачнее. К исходу 26 числа Армия овладела рядом населенных пунктов, а 16-я Гв.СД, усиленная 35-й ТБР, вышла на северный берег Волги, перерезав тракт Старое и Новое Коростелево – Ржев и заперев части 87-й пехотной дивизии на Коростелевском плацдарме, который 39-й Армии пришлось ликвидировать в следующем месяце. Одновременно под ударами 52-й, 78-й и недавно переданной в состав армии 359-й стрелковых дивизий пал Полунинский узел сопротивления противника. Части 2-й Гв.МСД, 375-й и 220-й стрелковых дивизий завязали бой по овладению северо-восточными окраинами города Ржев. Утром 28 августа 16-я гвардейская и 379-я стрелковая дивизии форсировали Волгу, зацепились за южный берег в районе Знаменского, дав начало кровавой истории Знаменского плацдарма, ничуть не менее мрачной, чем у Невского пятачка, но гораздо менее известной.
К 30 августа силы Армии истощились окончательно, и III фаза операции фактически завершилась.
За месяц исключительно кровавых и тяжелых боев войсками 30-й Армии было освобождено до 75 населенных пунктов, продвижение армии на фронте в 24 километра достигло 8 км по правому ее флангу и 15 км по левому. Потерянные вследствие разгромов 1941 года территории возвращались непросто.
По оценкам штаба армии в операции было убито и ранено до 150 000 немецких военнослужащих. 6-я, 87-я и 256-я пехотные дивизии были объявлены разгромленными, 102-я, 129-я, 251-я и 328-я ПД – понесшими большие потери. Цифры потерь противника в людях были завышены по меньшей мере в пять раз.
Сама 30-я Армия, по данным штаба, потеряла в ходе операции 83 075 командиров и красноармейцев.
Бои за город Ржев продолжались еще полгода…

Карта_на_2.09.42 Карта_на_30.07.42

источник—>>>

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s