Немецкий след

Идеолог украинского национализма Степан Бандера был убит 15 октября 1959 года в Мюнхене. Все без исключения националистические, либеральные и демократические источники, такие как Википедия, безапелляционно заявляют, что убийцей был агент КГБ Богдан Сташинский. Мне, однако, известно несколько больше об этом деле, поскольку я был знаком с Председателем КГБ Украины в 1954-1970 годах генерал-полковником Виталием Федотовичем Никитченко, с которым уже в 70-е годы в Москве работал мой отец. А именно КГБ Украины расследовало деятельность пресловутого батальона «Нахтигаль» имени Степана Бандеры, одним из руководителей которого был впоследствии федеральный министр ФРГ Теодор Оберлендер, против которого украинские чекисты не только выдвинули обвинения в проведении массовых убийств во Львове 30 июня – 6 июля 1941 года, но и в организации убийства Степана Бандеры, ставшего к концу 50-х годов нежелательным для Оберлендера свидетелем. Кроме того, владея немецким языком и будучи вхож в определенные круги я ознакомился с еще рядом неизвестных источников такого же уровня, с какими, скажем, был ознакомлен Юлиан Семёнов при написании им «Семнадцати мгновений весны». Обобщив свои материалы, я пришел к выводу, что организатором и исполнителем убийства Степана Бандеры являются западногерманские спецслужбы. Недавно в Вестнике Восточно-Сибирской Открытой Академии вышла моя статья на эту тему, сокращенный вариант которой я и привожу ниже.

Пропуск на имя Штефана Попеля, под именем которого лидер украинских националистов Степан Бандера (на фото) проживал в эмиграции в Мюнхене (Германия)
Пропуск на имя Штефана Попеля, под именем которого лидер украинских националистов Степан Бандера (на фото) проживал в эмиграции в Мюнхене (Германия)

Осенью 1961 года канцлер Конрад Аденауэр летел к президенту США Джону Кеннеди. На борту самолета к нему обратился сотрудник Федеральной разведывательной службы Германии БНД, предложив представить общественности убийцу украинского политика Степана Бандеры, проживавшего в Германии в эмиграции, чтобы доказать всему миру, что для устранения своих политических противников Советы не останавливаются ни перед какими средствами. Канцлер не возражал, и вскоре в западногерманской прессе появились подробности событий, произошедших 15 октября 1959 года, когда Бандера был найден без сознания в подъезде своего мюнхенского дома по адресу Крайтмайерштрассе, 7 и скончался по пути в больницу.

Все началось с того, когда спустя 2 года после смерти Бандеры и за 5 дней до сооружения Берлинской стены в Западный Берлин на электричке приехал с женой 30-летний мужчина, поведавший американским властям душераздирающую историю о том, что он убийца Бандеры, перед этим ликвидировавший — также в Мюнхене — украинского политика Льва Ребета. Перебежчик сообщил, что орудием убийства ему послужила трубка, т.е. пистолет-шприц, из которого жертве в лицо выстреливалось газообразное вещество, на короткое время парализующее дыхательные органы – с таким расчетом, чтобы жертва задохнулась.

Американцы скептически отнеслись к болтливому перебежчику и передали его немцам. С этого момента за дело взялись федеральная прокуратура, федеральная уголовная и мюнхенская полиция. Через пару недель они уже вполне прониклись доверием к Богдану Сташинскому, который, в частности, показал, что для убийства Льва Ребета он прибыл из Эссена в октябре 1957-го под именем Дрегера, а для убийства Бандеры — из Дортмунда в октябре 1959-го под именем Будайта, останавливаясь в разных отелях Мюнхена. И действительно, в ведомостях отелей обнаружились соответствующие записи. Кроме этого, Сташинский заявил немецким следователям, что во время убийства его видели. Когда нагруженный покупками Бандера пытался попасть ключом в замок, то он, Сташинский, спустился к нему сверху по лестнице и предложил помощь. Бандера оглянулся, и в этот момент Сташинский выстрелил ему в лицо яд из пистолета-шприца. Потом он, не глядя на Бандеру, спокойно пошел к выходу, где его должна была видеть женщина, которая перед этим обменялась с жертвой парой слов в парадной. И вот, два года спустя, женщина подтверждает, что тогда ей действительно повстречался безобидный молодой человек, хотя на допросе в 1959 году, когда ее спрашивали, не видела ли она «подозрительных лиц» в парадной, она ответила отрицательно…

Как выяснилось со слов Сташинского, еще в 1957 году в Восточном Берлине он под именем Йозефа Лемана познакомился с немецкой девушкой, и когда в 1959 году после выполнения спецзадания предстал перед своим начальством в Москве, то попросил разрешения жениться на ней. Председатель КГБ СССР А.Н. Шелепин был благосклонен, и в марте 1960 года в Восточном Берлине состоялась свадьба «беженца из Восточной Пруссии» Йозефа Лемана и его невесты. Через некоторое время жена, узнав о тайной жизни мужа, уговорила его бежать на Запад. Сразу после похорон их первенца, который внезапно умер, они остановили такси, доехали до станции Фридрихштрассе, сели в электричку, приехали в Западный Берлин и предстали перед глазами изумленных американцев, поведав им свою историю.

Дело быстро раскручивалось, но тут случилось непредвиденное. 13 октября 1961 года на пресс-конференции в правительстве ГДР был представлен агент БНД Штефан Липольц. Он заявил, что в 1959 году получил задание от западногерманской разведки физически устранить Степана Бандеру. «При этом мне передали белый порошок, — показал Липольц, — которым я должен был отравить Бандеру». Правда, агент признал, что был не в состоянии выполнить это задание. Но на рождество украинец по имени Дмитрий Мисков, который имел доступ в столовую людей Бандеры, признался Липольцу, что «он по поручению службы Гелена убил Степана Бандеру». Потом этого Мискова ликвидировали. Мотивом действий Гелена послужило то, что «несмотря на все усилия, Бандера отклонял сотрудничество с БНД, потому что уже являлся агентом английской разведки».
В итоге Богдана Сташинского пришлось подвергнуть психиатрической экспертизе. И тем ни менее, под давлением американских властей, 8 октября 1962 года против него в Карлсруэ начался громкий судебный процесс, в результате которого Сташинский был признан агентом КГБ и убийцей Бандеры, получив при этом весьма мягкое наказание – 8 лет лишения свободы. Но отбыв 6 лет, он исчез в неизвестном направлении…
Обращает на себя внимание тот факт, что Бандера, всегда осторожный и бдительный, в тот роковой для себя день отпустил телохранителей, прежде чем войти в подъезд, и те уехали. Не значит ли это, что Бандера ждал встречи, причем со знакомым человеком, и уж конечно не с Богданом Сташинским, которого он до этого и в глаза не видел. Кем же мог быть этот подлинный убийца?

Оберфюрер СС, рейхсляйтер «Союза германского Востока», политический руководитель специальбатальона Абвера «Нахтигаль», федеральный министр по делам беженцев и перемещенных лиц в правительстве Аденауэра Теодор Оберлендер
Оберфюрер СС, рейхсляйтер «Союза германского Востока», политический руководитель специальбатальона Абвера «Нахтигаль», федеральный министр по делам беженцев и перемещенных лиц в правительстве Аденауэра Теодор Оберлендер

В 1959 году одновременно в Москве и Восточном Берлине появились публикации, в которых были приведены свидетельства того, что некий немецкий офицер несет ответственность за организацию в 1941 году во Львове массовых убийств польской интеллигенции, коммунистов и евреев. Этот офицер оказался не кем иным, как Теодором Оберлендером, занимающим в то время пост федерального министра в правительстве Аденауэра. 30 сентября 1959 года, т.е. за 2 недели до убийства Бандеры, на пресс-конференции в Бонне Теодор Оберлендер пытался откреститься от львовской расправы и свалить убийства на отступавшие советские войска. Но такие обвинения не выдерживают критики, поскольку последние советские части покинули Львов 26 июня, тогда как расправы начались 30 июня 1941 года. В итоге 29 апреля 1960 года в ГДР состоялся открытый процесс над Теодором Оберлендером, федеральным министром по делам перемещенных лиц, беженцев и жертв войны Западной Германии, заочно обвиняемым в убийстве нескольких тысяч евреев и поляков во Львове в 1941 году. Суд заочно приговорил обвиняемого к пожизненному заключению. После вынесения приговора Теодор Оберлендер направил канцлеру ФРГ прошение об отставке, однако Аденауэр, являвшийся помимо прочего личным другом Оберлендера, отклонил это прошение. Но 4 мая 1960 года фракция СДПГ потребовала создать парламентскую комиссию для расследования прошлого Оберлендера, и он вынужден был снова подать прошение об отставке, которая на этот раз была принята.

По результатам проведенного расследования прошлое Теодора Оберлендера предстало следующим образом. Уроженец города Майнинген, студент сельскохозяйственного факультета Мюнхенского университета он в начале 1920-х годов вступает в «Чёрный рейхсвер», составивший в 1921 году ядро баварских СА (штурмовых отрядов). Принимал участие в «Пивном путче». Имел чин оберштурмбанфюрера СА. В 1929 году получил степень доктора сельскохозяйственных наук за диссертацию «Основы сельского хозяйства Литвы». В качестве сотрудника немецко-советского акционерного общества «Saatbau AG» с 1928 года неоднократно посещал Кубань. В 1934 году после прихода нацистов к власти назначен рейхсляйтером «Союза германского Востока». В 1938 году становится сотрудником немецкой военной разведки — Абвер.

Основной деятельностью Теодора Оберлендера являлось изучение Восточной Европы, что было крайне актуально в свете германского курса на возвращение восточных территорий, утраченных после Первой мировой войны. Теодор Оберлендер становится одним из вдохновителей этнической концепции «нового порядка» в Восточной Европе, придерживаясь того мнения, что экономический спад в Германии — это результат действий «восточноевропейского еврейства», являющегося агентурой Коминтерна. В ходе Второй мировой войны теория Оберлендера о том, что причиной социальных проблем является перенаселенность, широко использовалась для оправдания жестокости СС на оккупированных территориях и массового насильственного переселения коренного населения. Главным положением данной теории была необходимость уничтожения коренных жителей с целью установления немецкого господства. Перед самой войной Оберлендер был назначен политическим руководителем специальбатальона «Нахтигаль» (нем. Nachtigall – соловей, ночная птица) имени Степана Бандеры.

Относительно данного формирования сам Степан Бандера писал: «В начале 1941 года появилась возможность сделать при немецкой армии школу для двух украинских подразделений, приблизительной численностью до куреня» [Бандера С. Перспективы украинской революции. С. 303]. Здесь же Бандера отмечал, что «военно-тренировочные занятия» выполняли у ОУН-бандеровцев Роман Шухевич, Д. Грицай, Перебийнис и О. Гасин-Лыцар. Формирование проходило военную подготовку в Нойгаммере в составе 1-го батальона полка специального назначения «Бранденбург-800», который был подчинен Абверу II (диверсии и саботаж). Политическим руководителем батальона стал оберфюрер СС Теодор Оберлендер, командиром батальона со стороны немцев — Альбрехт Херцнер, командиром батальона со стороны украинцев — Роман Шухевич.

Полк специального назначения «Бранденбург-800» (впоследствии дивизия) был спецназом Абвера, предназначенным для выполнения специальных заданий на фронте и в ближайшем тылу: организации и осуществления диверсий, зачистки оккупированных территорий, наведения паники и хаоса в тылу противника. Он действовал также против партизанских отрядов и соединений. Немецкий историк и публицист Юлиус Мадер, который провел достаточно объемный анализ многих исследований относительно действий Абвера времен Второй мировой войны, пишет: «Абвер-Заграница имел широко разветвленный аппарат для борьбы с активным противником гитлеровского режима, настаивая на скорейшем уничтожении групп сопротивления и партизанских отрядов. Абвер и его специальная часть «Бранденбург-800» орудовали в 13 европейских странах. Только в 12 из них (не считая СССР) нацистские оккупанты убили в ходе военных действий, расстреляли и замучили в тюрьмах свыше 1 277 750 человек. Большинство этих жертв следует отнести на счет убийц из Абвера и их профессиональных «охотников на партизан». А сколько ими уничтожено советских людей? Пока что не подсчитано, но сегодня из рассекреченных архивов МГБ и МВД СССР известно, что только на оккупированных советских территориях фашистами и коллаборационистами было уничтожено не менее 10 млн. человек, не связанных с военными действиями.
Спецназ «Бранденбург-800» состоял из диверсантов, карателей, башибузуков, кондотьеров ненемецких национальностей, набранных из представителей тех стран, против которых гитлеровцы вели агрессию. Так, 1-й батальон, дислоцированный в Бранденбурге (именем которого и назван весь полк и дивизия специального назначения), был сформирован из представителей народностей Восточной Европы и предназначен для войны на «восточном направлении». К нему и был приписан батальон «Нахтигаль» для выучки в Нойгаммере и наступления на Львов. При этом роты, батальоны, а затем полки этого формирования по своему количеству значительно, а то и в несколько раз, превышали обычные нормативы комплектования. Следовательно, «Нахтигаль» и «Роланд» были не просто обычными армейскими формированиями в составе вермахта (националисты до сих пор пытаются называть их «Дружинами украинских националистов»), а формированиями Абвера для осуществления диверсионных и карательных акций. Оба батальона были осуществлением давней мечты проводников ОУН — сформировать с помощью немцев профессиональные воинские подразделения и превратить их в основу своих будущих националистических вооруженных сил. Эта мечта, как известно, сбылась, но неудачно и не так, как задумывалось.
Вопрос о действиях подразделений «Нахтигаль» и «Роланд» сложен, потому что Абвер, как известно, не афишировал своих действий. Известно, что 29 июня 1941 года специальбатальон «Нахтигаль» вошел во Львов, оставленный Красной Армией 26 июня, вместе с 1-м батальоном полка специального назначения «Бранденбур-800». Гестапо и подразделения СД (службы имперской безопасности) в город еще не прибыли, а потому внутренний порядок возлагался на военного коменданта генерала Ренца и его полевую комендатуру. Это и дало основание польским и советским публицистам и историкам в 1950-70-е годы обвинить бранденбургцев и нахтигальцев в карательных акциях первых дней оккупации Львова.

Как свидетельствовал известный ученый и общественный деятель А. Норден на пресс-конференции в Берлине 22 октября в 1959 года (как раз на следующий день после похорон Степана Бандеры) в связи с преступной деятельностью боннского министра Теодора Оберлендера на посту политического руководителя батальона «Нахтигаль», а также отрядов «Тамара-1» и «Тамара-2» в Чечне, с 1 по 6 июля в 1941 года бандеровцы «Нахтигаля» под командой Оберлендера, Херцнера и Шухевича совместно с фельджандармами и бохвкарами краевой экзекутивы ОУН(б) уничтожили в Львове от 3 до 4 тысяч человек, в основном советских активистов, евреев и поляков, среди них свыше 70 известных ученых и деятелей культуры.

В 1991 году в Лондоне вышла книга польского автора Александра Кормана «Из кровавых дней Львова 1941 года». Автор приводит многочисленные факты, фамилии и свидетельства очевидцев этой трагедии. Исследователь утверждает однозначно: с 30 июня по 6 июля 1941 года польских ученых, евреев и коммунистов уничтожали нахтигалевцы и боевики из ОУН(б). Корман приводит в книге фотокопию обращения Степана Бандеры, которое распространялось в Львове с 30 июня по 11 июля 1941 года в виде летучек и афиш: «Народ! Знай! Москва, Польша, мадьяры, жиды — то твои враги! Уничтожай их!» В другой интерпретации эта открытка звучала так: «Ляхов, жидов, коммунистов уничтожай без милосердия, не жалей врагов украинской народной революции!» Автор утверждает, что акцией истребления руководил гауптштурмфюрер СС Ганс Крюгер (Кригер), который позже возглавлял гестапо в г. Станиславе. Убийства проходили по списку, подготовленному Е. Врецёной из СБ ОУН(б) и «Легендой» (И. Клымив) — руководителем краевой экзекутивы ОУН(б). Аресты проводили сотрудники Абвера, фельдполиции и «Нахтигаля». Расстрелы осуществляли они же. Сам Е. Врецёна лично участвовал в расстрелах польских ученых.
В книге Кормана множество свидетельств. Вот некоторые из них: «”Нахтигалевцы” вытаскивали из домов коммунистов и поляков, которых здесь же вешали на балконах». «Украинских воинов батальона «Нахтигаль» жители Львова называли «птичниками». Они были в немецких мундирах и с немецкими знаками различия. Разговаривали на украинском языке». «…500 евреев. Их всех замордовали украинцы» и т. д. В целом, несмотря на нехватку фактического материала, Александру Корману удалось достаточно точно воспроизвести ход событий первых дней оккупации Львова. Руководил этой акцией, бесспорно, Микола Лебедь — шеф службы безопасности ОУН(б), а несколько позже — проводник всей ОУН(б) в крае. Его подручными стали: его заместитель по службе безопасности ОУН(б) Е. Врецёна и руководитель краевой экзекутивы ОУН(б) И. Клымив («Легенда»), сотрудник гестапо Я. Мороз и руководители «Нахтигаля» А. Херцнер и Р. Шухевич. Над ними чувствовалась тяжелая рука гестапо (Г. Кригер) и Абвера (Т. Оберлендер).
Но между немцами и украинцами возникли проблемы. Вот ранее не публиковавшийся подлинный документ – докладная записка Теодора Оберлендера руководству Абвера (перевод на русский приводится впервые):

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
Львов, 14 июля 1941 года
Г-ну полковнику Ген.шт. Лахузену фон Вивремонту, шефу Абвер II ОКВ
Уважаемый господин полковник,
Я благодарю Вас за Ваше письмо от 5 июля и спешу сообщить Вам, что 12 июля у меня состоялся разговор с господином Лебедем. При этом я передал ему Ваш привет и поблагодарил за ценнейшее содействие и поддержку, которую он до сих пор оказывал нашей службе. Я подчеркиваю, что главная цель нашего разговора состояла в выработке наиболее рационального и целесообразного проведения долгосрочного систематического сотрудничества. Я подчеркнул, насколько это важно именно сегодня во время войны активизировать эту работу и указал, что сотрудничество господина Лебедя после вступления победоносных германских войск во Львов ни в коем случае не должно закончиться. Напротив, именно сейчас необходимо включится в него еще более систематично, чем когда-либо. Что касается практического выполнения этой работы, то мы обсудили отдельные мероприятия, о которых Вас проинформируют по спецсвязи. Я пообещал господину Лебедю широкую поддержку и подчеркнул, что проделанная им работа нашла высокую оценку руководителя гестапо и службы безопасности СД во Львове. Из высказываний Лебедя мне стало ясно, что он сразу понял, о чем идет речь, так что мои дальнейшие разъяснения оказались излишними.
Господин Лебедь заверил меня, что и в сегодняшней ситуации он по-прежнему постоянно остается в распоряжении в интересах совместной борьбы против большевизма и еврейства. Он был бы очень благодарен, если бы мы довели текст соответствующий директивы до сведения остальных деятелей украинских кругов Львова.
Хайль Гитлер!
Преданный Вам
Теодор Оберлендер
(подпись)

Из текста этого донесения видно, что в ходе зачистки Львова ситуация изменилась, и Оберлендер пытается заручится поддержкой шефа СБ ОУН(б) Миколы Лебедя. А произошло следующее. После того, как 29 июня 1941 года батальон «Нахтигаль» вошёл во Львов, за день до вступления туда подразделений вермахта, им были взяты под охрану ключевые точки города — электростанция, вокзал, радиостанция, водонапорные башни и другие объекты. В то же время во Львове оказывается передовая походная группа ОУН(б) во главе с Я. Стецько, («Карбович», первый заместитель Бандеры), которая 30 июня провозглашает создание «Украинского Государства союзного Великой Германии во главе с вождём С. Бандерой». При содействии бойцов батальона, которые несли охрану львовского радио, дважды в эфире был зачитан текст «Акта Провозглашения Украинского государства», сообщавший о создании «нового украинского государства на материнских украинских землях». В последующие несколько дней представители ОУН(б) сформировали исполнительный орган — Украинское государственное правление (УГП), организовали Национальное собрание, заручились поддержкой греко-католического духовенства, включая митрополита Галицкого Андрея (Шептицкого). Сам Степан Бандера в этот период находился в Кракове. Несмотря на то, что ОУН(б), по признанию Льва Шанковского, «готова была к сотрудничеству с гитлеровской Германией для совместной борьбы против Москвы», немецкое руководство отнеслось к этой инициативе крайне негативно: во Львов были немедленно высланы команда СД и спецгруппа гестапо для ликвидации «заговора» украинских националистов. Стецько, провозглашённый председателем УГП, и ещё ряд его членов были арестованы. 5 июля немецкие власти пригласили Степана Бандеру якобы на переговоры по делу о невмешательстве Германии в суверенные права Украинской державы, но по прибытии на место встречи арестовали. От него потребовали отказаться от «Акта возрождения Украинского государства». Касательно того, что за этим последовало, мнения историков расходятся: одни считают, что Бандера ответил отказом, тогда как другие утверждают, что лидер ОУН(б) принял требования немцев. Как бы то ни было, после упомянутых событий Бандера полтора года содержался в немецкой полицейской тюрьме в Кракове и затем был переведён в концлагерь Заксенхаузен. «Легенда» (И. Клымив) был арестован сотрудниками гестапо 4 декабря 1942 года и в тот же день казнён в тюрьме. Степан Бандера, находясь в заключении, через супругу Ярославу, приходившую к нему на свидания, поддерживал связь с Романом Шухевичем, членом Бюро Провода ОУН и Главным командиром УПА, фактически возглавлявшим ОУН(б) в отсутствие Бандеры.

Таким образом, уже к началу 1950-х годов Степан Бандера в основном отошел от активной борьбы и не представлял угрозы для советского политического руководства. Поэтому версия о том, что он был устранен агентом КГБ СССР как политический противник не выдерживает критики. Отвергнув предложения немецких властей о сотрудничестве, Бандера не подвергся новому преследованию, однако оказался в ситуации бездействия. Его статус был весьма неопределен и завершился выходом Бандеры из Коллегии уполномоченных — органа, членам которого предстояло коллективно руководить ОУН-УПА.

В Мюнхене «Бандеры жили в очень маленьком помещении, — вспоминала Ярослава Стецько. — У них были две комнатки и кухонка, а всё-таки было пять человек. Но очень всё чисто было». Тяжёлое материальное положение и проблемы со здоровьем усугубляла политическая атмосфера: ещё в 1946 году в ОУН(б) назрел внутренний раскол, инициаторами которого стали молодые «реформисты» Зиновий Матла и Лев Ребет. 1 февраля 1954 года этот раскол оформился де-факто. Так появилась третья ОУН — «за границей», т.е. ОУН(з).
Но был один человек, для которого Бандера по-прежнему представлял серьезную угрозу. Выйдя из американского плена в 1946 году, бывший командир батальона «Нахтигаль» Теодор Оберлендер вначале работал сельскохозяйственным работником, а позднее — менеджером компании по производству семян в Баварии. В 1948 году он вступил в Свободную демократическую партию Баварии, а в 1950 году стал одним из основателей Союза изгнанных и бесправных (СИБ) и был избран руководителем его баварского отделения. В 1953 году Теодор Оберлендер прошёл в бундестаг по баварскому списку ОБ/СИБ, а 20 октября 1953 года федеральный канцлер Конрад Аденауэр назначил бывшего руководителя батальона «Нахтигаль» Теодора Оберлендера министром по делам беженцев.

Степан Бандера располагал неопровержимыми уликами против Теодора Оберлендера как организатора кровавой оргии первых дней оккупации Львова, тогда как Оберлендер, заняв высокий правительственный пост, всю вину за эти злодеяния валил на украинских националистов.

Генерал-хорунжий Украинской повстанческой армии (УПА), руководитель ОУН(б) на «Украинских землях», Глава Генерального секретариата Украинского главного освободительного совета (УГВР) и Главный Командир УПА Василий Кук
Генерал-хорунжий Украинской повстанческой армии (УПА), руководитель ОУН(б) на «Украинских землях», Глава Генерального секретариата Украинского главного освободительного совета (УГВР) и Главный Командир УПА Василий Кук

Находясь в эмиграции в Германии, Бандера поначалу не представлял большой опасности для маститого нациста. Но здесь произошло следующее. В 1956 году украинские чекисты в ходе спецоперации задержали Василия Кука. После гибели Романа Шухевича летом 1950 года в ходе другой спецоперации, проводимой под руководством генерал-лейтенанта Павла Анатольевича Судоплатова, Василий Кук стал генерал-хорунжим Украинской повстанческой армии (УПА). Он занял все руководящие должности: руководителя ОУН(б) на «Украинских землях», Главы Генерального секретариата Украинского главного освободительного совета (УГВР) и Главного Командира УПА. Арестованный Кук попросил встречи с Председателем КГБ Украины Виталием Федотовичем Никитченко. И хотя Председатель КГБ СССР И.А. Серов резко возражал против такой встречи, Виталий Федотович решил согласиться. Дело в том, что Никитченко в борьбе против ОУН-УПА проявил себя не только смелым, но и творчески мыслящим руководителем, понимавшим, что украинский национализм является весьма серьезным явлением и с ним нужно бороться не только силовыми методами, но и путем переговоров, компромиссов. Он считал, что национализм на Украине в ближайшее время не победить. Что, борясь с его острыми проявлениями соответствующими острыми методами, нужно учиться жить с ним, силой ума и компромисса разоружать националистов идеологически.
После того, как Василий Кук предложил Виталию Федотовичу поговорить как «разведчик с разведчиком», состоялся полезный разговор. Арестованный попросил отпустить его, пообещав за это «отработать», заверив, что никаких неприятностей в ближайшее время в Киеве не будет и при необходимости он вернется. Виталий Федотович решил поверить бандиту, и тот ушел». Как рассказывал сам Виталий Федотович, произошло это за несколько дней до празднования Октябрьской революции, парада и демонстрации на Крещатике. На трибуну поднялись официальные лица, среди них Н.С. Хрущёв. Здесь же был и Виталий Федотович. За несколько минут до начала к нему подошел его заместитель с побелевшим лицом и сообщил, что поступил звонок о том, что под трибуной заложена бомба. Что делать? Докладывать ли Хрущеву? Виталий Федотович решил ничего не говорить. Придвинулся поближе к Хрущеву, решив, что если будет взрыв, взлетим вместе.

К счастью, все обошлось. А через какое-то время Василий Кук пришел сам и привел с собой более 50 человек разоружившихся активных соратников. Так была достигнута победа над бандеровским движением ОУН-УПА, которое практически перестало существовать.

«Сегодня мне кажется, что Виталий Федотович по своему чекистскому облику намного опережал то время, в котором он жил, — пишет Ю.А. Ведяев. — Он всегда воспринимался человеком будущего, а это далеко не всеми приветствовалось. Для разрешения любых противоречий в обществе он всегда рассматривал в качестве обязательного варианта компромисс, предпочитая его силовому варианту. Всё строилось на взаимном доверии. Председатель КГБ Украины увидел в Василии Куке не просто бандита, а человека думающего, который был в состоянии реально оценить действительность и отказаться от своей бандитской деятельности».
Офицер КГБ Георгий Санников так отзывался о Куке: «Кук так и не перешел на нашу сторону. Некоторые считают его агентом КГБ, а на самом деле не было этого. А с воззванием к своим подпольщикам он выступил, потому что понимал: нет смысла бороться дальше, нужно сохранять кадры для будущей Украины. Это был умный, матерый враг. Блестящий конспиратор, поэтому дольше всех главарей и продержался».
После нескольких лет заключения он был освобожден в 1960 году и написал «Открытое письмо к Ярославу Стецько, Миколе Лебедю, Степану Ленкавскому, Дарье Ребет, Ивану Гринёху и всем украинцам, которые живут за границей», в котором признал советскую власть законной на Украине, отрёкся от ОУН-УПА и призвал украинское правительство в изгнании признать СССР как законное государство и вернуться на Украину.
Такое развитие событий не могло не насторожить Теодора Оберлендера, который после открытого перехода Василия Кука на сторону СССР стал опасаться, что этому примеру может последовать и Степан Бандера, что приведет к раскрытию преступлений Оберлендера во Львове. 15 октября 1959 года внимание соседей дома по Крайтмайерштрассе, 7 привлёк крик Бандеры, и они выглянули из своих квартир. Это произошло приблизительно в 13 часов 5 минут. По свидетельству соседей, лежащий на полу Бандера, которого они знали под вымышленным именем Штефана Попеля, был залит кровью и, вероятно, ещё жив. Так или иначе, по пути в больницу лидер ОУН(б) скончался, не приходя в сознание. Первичный диагноз — трещина в основании черепа в результате падения. Рассматривая возможные причины падения, врачи остановились на параличе сердца. Установить реальную причину смерти Бандеры помогло вмешательство правоохранительных структур — при осмотре доктор нашёл у убитого кобуру с револьвером (тот всегда имел при себе оружие), о чём сразу сообщил в криминальную полицию. Экспертиза показала, что смерть Бандеры наступила вследствие отравления цианистым калием.

Председатель КГБ Украины в 1954-1970 гг., начальник Высшей школы КГБ СССР (ныне Академия ФСБ) генерал-полковник Виталий Федотович Никитченко
Председатель КГБ Украины в 1954-1970 гг., начальник Высшей школы КГБ СССР (ныне Академия ФСБ) генерал-полковник Виталий Федотович Никитченко

В 1962 году Советский Союз на основании материалов расследования, проведенного КГБ Украины под руководством Виталия Федотовича Никитченко, обвинил Теодора Оберлендера в убийстве Степана Бандеры в противовес происходящему суду над Богданом Сташинским.
Однако 28 ноября 1993 года берлинский суд отменил приговор Верховного Суда ГДР от 29 апреля 1960 года по формальным основаниям и снял с Теодора Оберлендера все обвинения.
Но нынешней националистической хунте в Киеве, да и некоторым ретивым демократам в России не мешало бы знать, как немцы поступают со своими сатрапами и прислужниками, когда те становятся не нужны.

Партийная организация Высшей школы КГБ СССР (ныне Академия ФСБ): сидят второй слева Председатель КГБ Украины в 1954-1970 гг. начальник ВКШ КГБ СССР Виталий Федотович Никитченко, второй справа - начальник НИС ВКШ КГБ СССР Юрий Андреевич Ведяев
Партийная организация Высшей школы КГБ СССР (ныне Академия ФСБ): сидят второй слева Председатель КГБ Украины в 1954-1970 гг. начальник ВКШ КГБ СССР Виталий Федотович Никитченко, второй справа — начальник НИС ВКШ КГБ СССР Юрий Андреевич Ведяев

Автор: Андрей Ведяев 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s