По ту сторону волков

Когда в 2004 году Маркуса Вольфа, бесспорно, лучшего руководителя разведки всех времен и народов, спросили, какими самыми яркими событиями, по его мнению, будет вспоминаться будущими поколениями ХХ век, он ответил: «Можно назвать два момента. Первый — это, конечно, фашизм, Вторая мировая война, свержение фашизма. Второй, на мой взгляд, это проигранный шанс — Октябрьская революция. Многие видели в ней шанс для человечества, мои родители в том числе. А этот шанс мы проиграли… Победило мещанское царство, накрытое теплым одеялом неопозитивизма: истинно, хорошо, нравственно то, что полезно. Вот и поймешь тут ницшеанскую тоску по великому, яркому, героическому. Гибель богов в отдельно взятой душе». Лучше, пожалуй, и не скажешь.
Находясь более 30 лет во главе разведки ГДР, то есть на переднем крае борьбы с капитализмом, он лучше других понимал сущность пресловутого западного общества потребления, его сильные и слабые стороны. «Власть денег прибегает к насилию не меньше, чем власть государства, — писал он. — Она действует не так явно, но не менее жестоко. Если злоупотребление властью при «реальном социализме» начинается с манипуляции идеалом, то капитализм злоупотребляет идеалом индивидуальной свободы в интересах власти денег и в ущерб большинству общества. Неясный страх перед будущим чувствуется повсюду и происходит оттого, что наша современная общественная система не только не в состоянии решить большие проблемы, перед которыми стоит человечество, но порождает новые и еще большие проблемы».
«Человек без лица», «Волк в тени» — так звучно величали западные конкуренты шефа восточногерманской разведки, начальника Главного управления разведки (Управления «А») Министерства государственной безопасности ГДР в 1958 — 1986 годах, генерал-полковника государственной безопасности Маркуса Вольфа. На протяжении двадцати шести лет западные спецслужбы не могли ни сфотографировать, ни достать фотографию руководителя внешней разведки «Штази» и не знали, как выглядит их главный противник. Все это время генерал продолжал лично участвовать в операциях на вражеской территории и встречаться с агентами, считая это необходимым для хорошего руководителя. Реальным прототипам киношного Джеймса Бонда талант Маркуса Вольфа стоил немало нервных клеток и седых волос. Он умер в ночь на 9 ноября 2006 года в своей берлинской квартире, в очередную годовщину падения берлинской стены. Маркус Вольф считается легендой ХХ века, потому что в годы его руководства внешней разведкой ГДР были достигнуты выдающиеся результаты в приобретении ценных источников в ряде стран НАТО, прежде всего в ФРГ. Даже после аннксии ГДР Маркус Вольф отказался от предложений ЦРУ сдать агентурную сеть «Штази» в обмен на баснословный гонорар, предоставление политического убежища и комфортную жизнь в США, заплатив за свою принципиальность свободой.
Маркус Вольф родился 19 января 1923 года в Германии. В 30-е годы семья Вольфов (он был сыном коммунистов) была вынуждена эмигрировать в СССР. В Москве Маркус и его младший брат Конрад (их все звали Миша и Коля) получили советское гражданство и учились сначала в немецкой школе имени Карла Либкнехта, а затем — в русской имени Фритьофа Нансена на Арбате. Летом 1942 года в период драматических событий на советско-германском фронте Маркус был направлен в секретную спецшколу Коминтерна для подготовки к заброске в Германию. Слушателей школы, находившейся в Уфе, обучали обращению с огнестрельным и холодным оружием, подрывному делу, технике конспирации и ряду других разведывательных дисциплин. Будущие подпольщики с нетерпением ожидали возможности начать борьбу с гитлеровцами. Однако в мае 1943 года в связи с роспуском Коминтерна школа была закрыта. В конце мая 1945 года Маркус Вольф вернулся в Германию и начал работать на Берлинском радио, в том числе в качестве спецкора на Нюрнбергском процессе над нацистскими преступниками.
Весной 1949 года три западные оккупационные зоны были объединены в Федеративную Республику Германии, а четвертая (советская) в октябре того же года провозгласила себя Германской Демократической Республикой. К этому времени в Западной Германии уже несколько лет существовала западная разведка — «Организация Гелена», преобразованная 1 апреля 1956 года в БНД (Bundesnachrichtendienst) как составная часть ведомства федерального канцлера со штаб-квартирой в Пуллахе, что под Мюнхеном. В ответ на это в августе 1951 года политбюро ЦК СЕПГ принимает решение о создании политической разведслужбы ГДР под кодовым названием Институт экономических исследований (создан 1 сентября 1951 года). Его задачи были сформулированы предельно четко: ведение политической, экономической и научно-технической разведки в ФРГ, Западном Берлине и странах НАТО, а также проникновение в западные спецслужбы. Последняя задача была поручена отделу, которым вскоре стал руководить Маркус Вольф. Представитель КГБ СССР при МГБ ГДР легендарный советский разведчик генерал-майор Александр Михайлович Коротков, который хорошо знал Маркуса Вольфа по работе, подчеркивал: «У него было поразительное умение располагать к себе людей. Причем это был не просто профессионализм. Ему люди были по-настоящему интересны. Уже будучи в высоких чинах, Вольф продолжал заниматься оперативной работой, встречался, как это называется на нашем языке, с “источниками”. У него была внутренняя потребность общаться с людьми. Он постоянно искал новые формы работы, непрерывно изучал деятельность других спецслужб, исследовал их слабые и сильные места, стремился накладывать их положительный и отрицательный опыт на немецкую специфику. Это была творческая личность».
В декабре 1952 года Маркуса Вольфа неожиданно вызвал глава СЕПГ и фактический руководитель государства Вальтер Ульбрихт. Он объявил Маркусу Вольфу, которому не исполнилось и 30 лет, о его назначении руководителем всей внешней разведки ГДР, которая отныне была включена в систему МГБ («Штази»). Новое назначение Маркус Вольф получил незадолго до смерти Сталина, событий 17 июня 1953 года в Берлине и ареста Лаврентия Павловича Берии в Москве. Кроме того, сложность создания новой разведки заключалась в том, что ГДР не была признана большинством капиталистических государств и не имела в них посольств, под прикрытием которых традиционно работают «рыцари плаща и кинжала».
Первоначально внешняя разведка «Штази» насчитывала всего несколько человек. К моменту отставки Маркуса Вольфа в 1986 году Главное управление «А» располагало разветвленной агентурной сетью по всему миру, включающей несколько тысяч агентов. Основной целью разведки ГДР была Западная Германия. «Штази» работала также в странах Ближнего Востока, Африки, Латинской Америки – везде, где сталкивались интересы двух социальных систем, и участвовала в разрешении крупных политических кризисов в Чехословакии 1968 года и других странах Восточной Европы. Среди информаторов Маркуса Вольфа были сотрудники западногерманского правительства в Бонне и центрального аппарата НАТО в Брюсселе, видные депутаты Бундестага и высокопоставленные члены масонских лож. Вездесущность восточногерманской агентурной сети была кошмаром западных контрразведок. До сих пор германские буржуазные политики обвиняют друг друга в работе на «Штази».
Но вернёмся в 1953 год. После событий 17 июня начался массовый отток населения из ГДР. До 1957 года её покинуло почти полмиллиона человек. В это число удалось «запустить» специально отобранных мужчин и женщин, агентов разведки, прошедших несложный курс обучения. Некоторым из них пришлось начинать жизнь на Западе с нуля, заниматься физическим трудом и собственными усилиями делать карьеру. Для студентов и научных работников окольными путями подыскивали места в важных научных центрах. Кое-кто оказался на должностях, связанных с обеспечением секретности, некоторые достигли крупных постов в экономической иерархии.
Первым агентом, добившимся успеха, стал «Феликс». По легенде представитель фирмы по поставке оборудования для парикмахерских, он часто бывал в Бонне, где находилось ведомство федерального канцлера. Разведчики и не мечтали проникнуть туда. «Феликс» решился. В толпе на автобусной остановке он познакомился с женщиной, ставшей затем первым источником в ведомстве. Со временем они стали любовниками, и «Норма» (такое кодовое имя было ей присвоено) родила от него сына. Она не была агентом, но то, что она рассказывала, позволяло разведке действовать более активно и целенаправленно.
Позднее «Феликсом» заинтересовалась контрразведка ФРГ (нем. Bundesamt für Verfassungsschutz – основной орган политического сыска Германии, преемник гестапо). «Феликса» пришлось отозвать, а «Норма» осталась на Западе, так как, по словам «Феликса», не могла представить себе жизнь в ГДР. Так завершилось первое «дело Ромео». Потом было много подобных дел. Всю эту эпопею стали называть «шпионаж по любви».
Однако Маркус Вольф в своих мемуарах «Игра на чужом поле» отмечает, что любовь, личная привязанность к сотруднику разведки являлась лишь одной из мотиваций для тех, кто действовал в пользу его службы. Немалую роль при этом играли также политические убеждениями, идеализм, финансовые причины и неудовлетворённое честолюбие. Он пишет: «Распространённое в средствах массовой информации утверждение, что моё Главное управление разведки выпустило на невинных гражданок Западной Германии настоящих „шпионов-Ромео“, быстро зажило собственной жизнью. С этим ничего нельзя было поделать, и с тех пор к моей службе прицепились сомнительные слова „взломщиков сердец“, которые таким способом выведывают тайны боннского правительства…» Писали, что существует специальное отделение по подготовке «Ромео». «…Такое отделение, — говорит далее Вольф, — относится к той же категории фантастики, как и мнимое подразделение в британской МИ-5, где изобретаются и испытываются новейшие вспомогательные средства для агента 007». Генерал Вольф далее отмечает, что возникновение «стереотипа Ромео» стало возможно потому, что большинство направляемых на Запад разведчиков были мужчины-холостяки — для них было легче создать легенды и условия для адаптации. Приведем несколько примеров «шпионажа по любви».
Упомянутый выше «Феликс», вернувшись в ГДР, сообщил о некой Гудрун, одинокой секретарше в аппарате статс-секретаря Глобке, на которую мог бы повлиять правильно подобранный мужчина. Для этой цели был выбран Герберт С. (оперативный псевдоним «Астор»), спортсмен-лётчик, бывший нацист, член НСДАП. Последнее обстоятельство явилось хорошим поводом для его «бегства» из ГДР. Он отправился в Бонн, где завёл хорошие знакомства, в том числе и с Гудрун. Она, даже не будучи завербованной, стала давать информацию о людях и событиях в ближайшем окружении канцлера Аденауэра, контактах шефа разведки Гелена с канцлером и с Глобке. «Астор» завербовал Гудрун, выдав себя за… офицера советской разведки. Ей импонировало внимание к её особе представителя великой державы, и она стала еще более усердно шпионить. К сожалению, болезнь «Астора» заставила отозвать его, и связь прекратилась.
Директор известного театра из Саксонии Роланд Г. уехал в Бонн, чтобы познакомиться с женщиной по имени Маргарита, ревностной благовоспитанной католичкой, работавшей переводчицей в штаб-квартире НАТО. Он изображал из себя датского журналиста Кая Петерсена, говорил с лёгким датским акцентом. Сблизившись с Маргаритой, «признался», что является офицером датской военной разведки. «Дания маленькая страна, и её в НАТО обижают, не делясь с ней информацией. Ты должна помочь нам». Она согласилась, но призналась, что мучают угрызения совести, усугубляемые греховностью их связи. Чтобы успокоить её, провели целую комбинацию. Один из сотрудников разведки быстро выучил датский язык (в необходимом объёме) и отправился в Данию. Нашёл подходящую церковь, узнал режим её работы. Туда же приехали Роланд Г. с Маргаритой. В один прекрасный день, когда церковь была пуста, «священник» принял у Маргариты исповедь, успокоил её душу и благословил на дальнейшую помощь её другу и «нашей маленькой стране». В дальнейшем, когда Роланда Г. из опасения провала пришлось отозвать, Маргарита согласилась снабжать информацией другого «датчанина», но вскоре её интерес пропал: она работала только ради одного мужчины.
В начале 1960-х годов офицер разведки Герберт З., работавший под псевдонимом «Кранц», познакомился в Париже с девятнадцатилетней Гердой О. Она служила в отделе МИДа «Телько», где расшифровывались и передавались дальше телеграммы всех западногерманских посольств. «Кранц» открылся Герде, они вступили в брак, и она под псевдонимом «Рита» стала работать на супруга. Будучи смелой и рисковой, она спокойно набивала свою огромную сумку многометровыми телеграфными лентами и приносила их «Кранцу». Три месяца она работала шифровальщицей в Вашингтоне, и благодаря ей разведка ГДР была в курсе американо-германских отношений.
В начале 1970-х годов «Риту» перевели на работу в посольство в Варшаве. «Кранц» по своей легенде должен был остаться в ФРГ. «Рита» влюбилась в западногерманского журналиста, агента БНД, и во всём призналась ему, но у неё хватило порядочности предупредить по телефону «Кранца». Тот успел бежать в ГДР. По просьбе Маркуса Вольфа офицеры польской разведки в аэропорту перед отправкой «Риты» в Бонн предложили ей предоставить политическое убежище в Польше. Она какое-то мгновение колебалась, но вошла в самолёт. В Бонне охотно дала информацию о своей работе на разведку ГДР и о «Кранце». Но разведчик оказался «непотопляемым». Он нашёл другую женщину, получившую псевдоним «Инга». Она всё знала о нём, тем более что в иллюстрированном журнале натолкнулась на статью о процессе против «Риты» и фотографию «Кранца». Несмотря на это, она стала активно работать, довольно быстро нашла место в Бонне в ведомстве федерального канцлера, и на протяжении ряда лет снабжала разведку ГДР первоклассной информацией. «Инга» мечтала официально выйти замуж за «Кранца», но в ФРГ это было невозможно. Решили сделать это в ГДР. «Инге» выдали документы на её девичью фамилию и в одном из загсов оформили отношения супругов. Правда, страница с записью о регистрации их брака была изъята и уничтожена, о чём супруги в то время так и не узнали.
В 1979 году западногерманская контрразведка нанесла тяжёлые удары по разведке ГДР. Было арестовано шестнадцать агентов. Многим, в том числе «супружеским парам», пришлось бежать в ГДР. Некоторые из них сохранили свои брачные союзы и зажили нормальной семейной жизнью. Однако работа разведки успешно продолжалась как с использованием классических методов (обычная мужская агентура), так и «шпионажа по любви».
Одним из удачливых разведчиков оказался Адольф Кантер (псевдоним «Фихтель»). Он был внедрён в окружение молодого политика, будущего канцлера ФРГ Гельмута Коля. Правда, его восхождению в рядах сторонников Коля был положен конец из-за нелепого обвинения в нецелевом использовании пожертвований, по которому он был оправдан. Однако с окружением Коля он сохранил добрые отношения. В 1974 году стал заместителем руководителя боннского бюро концерна Флика и не только передавал сведения о связи крупного бизнеса с политикой, но и сам влиял на распределение довольно крупных «пожертвований». Когда в 1981 году в Бонне возник крупный скандал по поводу этих «пожертвований», разведка ГДР, укрывая своего источника, преодолела искушение передать материалы западногерманским средствам массовой информации, хотя знала очень много. После скандала боннское бюро было ликвидировано, но Кантер сохранил все свои связи в партийно-правительственном аппарате и продолжал информировать разведку. Он был арестован только в 1994 году и приговорён к двум годам тюрьмы условно. Видимо, сработало то, что в ходе процесса он умолчал о многом из того, что знал о жизни боннского политического сообщества.
Одним из важнейших источников информации разведки ГДР стал Гюнтер Гийом, имя которого вошло в историю и требует отдельного рассказа. Офицеру разведки ГДР Гюнтеру Гийому удалось внедриться в администрацию канцлера ФРГ. Вскоре он стал личным референтом Вилли Брандта. С этого времени все документы, ложившиеся на стол главы западногерманского правительства, регулярно попадали в руки Маркуса Вольфа. После разоблачения Гюнтера Гийома канцлеру ФРГ Вилли Брандту пришлось уйти в отставку.
Еще одной выдающейся разведчицей была Габриела Гаст — единственная женщина в западногерманской разведке, достигшая руководящего поста в качестве главного аналитика по Советскому Союзу и Восточной Европе. Именно она составляла для канцлера сводные доклады на основе всей полученной информации. Вторые экземпляры этих докладов оказывались на столе у Маркуса Вольфа. В 1987 году она была назначена заместителем руководителя отдела восточного блока в западногерманской разведке. В 1990 году её арестовали, в 1994 году выпустили на свободу.
Зачастую миссия Маркуса Вольфа была шире, чем простое ведение разведки. Он участвовал в тайных переговорах с некоторыми официальными и высокопоставленными деятелями ФРГ. Например, с министром юстиции Фрицем Шеффером, излагавшим свои идеи воссоединения двух Германий. Или (через посредников) с министром по общегерманским вопросам в кабинете Аденауэра Эрнстом Леммером. Доверительные политические контакты поддерживались с премьер-министром земли Северный Рейн — Вестфалия Хайнцем Кюном и с председателем фракции СДПГ в боннском парламенте Фрицем Эрлером. Его анализ процессов, происходивших внутри НАТО, а также сообщения о планах вашингтонских «ястребов» были неоценимы.
Для приобретения друзей в высших сферах Бонна Маркус Вольф использовал самые разные способы. Например, для установления контакта с видным деятелем бундестага, который затем проходил под псевдонимом «Юлиус», Маркус Вольф организовал его поездку по Волге, а затем посещение рыбацкого домика под Волгоградом, где в самой непринуждённой обстановке, под русский баян, пельмени, водку, икру и рассказы рыбака, потерявшего на фронте двух сыновей, нашёл с ним общий язык.
Многие годы продолжалось единоборство Маркуса Вольфа с руководителем БНД «серым генералом» Рейнхардом Геленом. Борьба шла с переменным успехом. Гелен засылал, точнее, вербовал свою агентуру внутри многих жизненно важных объектов ГДР, включая партийно-правительственные учреждения. Агентура Маркуса Вольфа проникала в святая святых БНД и НАТО. Оба страдали от перебежчиков и изменников. Оба считали, что служат интересам германского народа. Рейнхард Гелен был уволен со своего поста в 1968 году и ушёл из жизни в 1979. Маркус Вольф же добровольно подал в отставку в 1983 году в возрасте шестидесяти лет. Однако передача дел новому начальнику разведки Вернеру Гроссману продлилась еще около трёх лет. Последним рабочим днём Маркуса Вольфа стало 30 мая 1986 года. Трудно не заметить, что отставка «Волка» совпала с началом горбачевской перестройки в СССР. Маркус Вольф, имевший еще со времен школы Коминтерна прямую связь с Москвой, считался одним из наиболее информированных людей в ГДР. Не исключено, что он одним из первых угадал предательство в Кремле, и, будучи не в силах что-либо изменить, не захотел более защищать проданную руководством идею.
После падения Берлинской стены Маркус Вольф вместе с женой выехал в Австрию. Оттуда 22 октября 1990 года он написал письмо Горбачёву. В нём, в частности, говорилось:
«Дорогой Михаил Сергеевич…
…Разведчики ГДР много сделали для безопасности СССР и его разведки, и агентура, которая сейчас подвергается преследованию и публичной травле, обеспечила постоянный поток надёжной и ценной информации. Меня называют „символом“ или „синонимом“ успешной разведывательной работы. Видимо, за успехи наши бывшие противники и хотят меня наказать, распять на кресте, как уже писали…»
Далее в своём письме Вольф просил Горбачёва во время его предстоящего визита в Германию поставить вопрос о судьбе друзей-разведчиков, их помощников, с которыми обращаются хуже, чем с военнопленными. Письмо заканчивалось словами: «Вы, Михаил Сергеевич, поймете, что я ратую не только за себя, но за многих, за которых болит сердце, за которых я и поныне чувствую ответственность…»
Но «дорогой Михаил Сергеевич» не только не принял никаких мер, но и не ответил на письмо…
Из Австрии Маркус Вольф и его жена переехали в Москву. Но там он почувствовал, что в Кремле существуют различные мнения относительно его пребывания в СССР. С одной стороны, его прошлое обязывало предоставить убежище, с другой — там не хотели портить отношений с новой могущественной Германией. Поэтому после провала «опереточного» августовского путча 1991 года Вольф решил вернуться в Германию и разделить груз ответственности, возложенный на его преемника и товарищей по службе.
24 сентября 1991 года он пересёк австро-германскую границу, где его уже ожидал генеральный прокурор. В тот же день он оказался в одиночной камере с двойной решёткой в тюрьме города Карлсруэ. Через одиннадцать дней его отпустили под огромный залог, собранный его друзьями.
Началась длинная и изнурительная процедура следствия. Даже бывшие противники Вольфа выражали недоумение. Бывший руководитель БНД Х. Хелленбройт заявил: «Процесс против Вольфа я считаю противоречащим конституции. Вольф занимался разведкой по поручению тогдашнего государства…» Министр юстиции Кинкель: «В немецком воссоединении нет ни победителей, ни побеждённых». Берлинская судебная палата убедительно обосновала свои сомнения в соответствии международному праву обвинений против сотрудников разведки. И тем ни менее суд состоялся. В ходе судебного разбирательства Маркус Вольф выразил возмущение самим фактом предания суду людей, действовавших в интересах своего, законно существовавшего, государства, члена ООН. Маркуса Вольфа обвинили в вербовке агентов при помощи шантажа, подкупа и других нечистоплотных методов. Но на судебном процессе эти обвинения доказать не удалось. Сам Маркус Вольф утверждал, что граждане западных государств шли на сотрудничество по идейным соображениям – по его словам, не все они были коммунистами, но все понимали несправедливость царящего в капиталистических странах порядка. На содержание большой сети платных агентов у маленькой ГДР просто не было денег. Агентов берегли, и в случае угрозы разоблачения их немедленно отзывали. Предельно осторожный Маркус Вольф предпочитал отказаться от получения важных сведений, нежели подвергать риску информатора. Возможно, именно поэтому случаи провала разведчиков «Волка» за всю историю «Штази» были единичными. Как и другие спецслужбы стран Варшавского договора, и, прежде всего, СССР, «Штази» активно использовала «идеологический ресурс». В беседе с корреспондентами уже после крушения социалистического блока Маркус Вольф вспоминал, что на восточногерманскую разведку работало множество состоятельных граждан ФРГ и других стран Запада, сотрудничавших с коммунистами исключительно на добровольной основе. Многие из них не отказались от своих убеждений и после исчезновения ГДР. Среди известных сейчас добровольных сотрудников «Штази» были видные политические деятели ФРГ Адольф Кантор и Вильгельм Борм, миллионер Хайнц Порст и другие. Следует особо подчеркнуть, что в ходе следствия и суда Маркус Вольф не признал себя виновным. Он не сдал ни одного из известных ему агентов, не раскрыл ни одной из тех секретных операций, которые проводила его служба. Следует отметить, что и целому ряду агентов «Штази», содержащимся в «демократических» тюрьмах, была обещана амнистия в случае показаний против бывшего шефа. Ни один из них не согласился.
Из протокола процесса (в суд была доставлена женщина из заключения):
Прокурор: — Вы встречались с обвиняемым в 197.. году?
Свидетельница: — Да.
Прокурор: — О чем вы с ним говорили?
Свидетельница: — Много о чем. О музыке. О кулинарии. Всего уже не помню…
Другой разведчик, содержащийся с несколькими соратниками в заключении в США, в интервью сказал: «Передайте Вольфу, чтобы за нас не волновался. Мы ни о чем не жалеем».
Сегодня несколько десятков восточногерманских разведчиков остаются в заключении «демократических» режимов. Сколько законспирированных агентов осталось в западных странах, не знает никто.
Вольфу предлагали убежище и гражданство в Израиле, дом в Калифорнии и миллион долларов США в обмен на одно – заговорить (процесс своего обхаживания американцами он подробно описывает в своих мемуарах). Он отказался.
6 декабря 1993 года Маркус Вольф был приговорён к шести годам лишения свободы, но отпущен под залог. Летом 1995 года Федеральный конституционный суд вынес решение по делу преемника Маркуса Вольфа генерала Вернера Гроссмана, согласно которому устанавливалось, что офицеры разведки ГДР не подлежат в ФРГ преследованию за измену родине и шпионаж. На этом основании Федеральная судебная палата отменила приговор Дюссельдорфского суда, вынесенный Маркусу Вольфу.
Остаток своей жизни Маркус Вольф провел в своей квартире в центре Берлина, занимаясь литературной деятельностью. Книги генерала, одно имя которого вызывало ужас «добропорядочных» бюргеров, оказались неожиданно сентиментальными и человечными. Так, сборник «Друзья не умирают» он посвятил рассказам о немецких, советских и американских товарищах, с которыми его сводила жизнь. Эта книга, как и ряд других, переведена на русский язык. Легко заметить, что разведчик охотно пишет только о тех коллегах, которых уже нет в живых – но даже в этом случае для внимательного читателя очевиден ряд деликатно-профессиональных умолчаний.
Маркус Вольф умер тихо, во сне в своей квартире в центре Берлина 9 ноября 2006 года, когда наступала очередная годовщина падения Берлинской стены. В последний путь его провожали бывшие руководители ГДР и лидеры левых партий Германии, что вызвало волчий вой в буржуазной прессе, обвинившей политиков в «чествовании сталиниста». Тем ни менее, похороны человека, старавшегося всю жизнь держаться в тени, собрали несколько тысяч человек.

Автор: Андрей Ведяев

10931311_639257269536796_1221161212565159572_n

Начальник Главного управления разведки (Управления «А») МГБ ГДР в 1958 — 1986 годах генерал-полковник государственной безопасности Маркус Вольф и начальник Управления «С» (нелегальная разведка) Первого Главного управления КГБ СССР в 1979 — 1991 годах (с 1968 года зам. начальника Управления «С») генерал-майор КГБ Юрий Иванович Дроздов

10407133_639257306203459_8133506112504252622_n

19 января исполняется 92 года со дня рождения Маркуса Вольфа, начальника Главного управления разведки МГБ ГДР в 1958 — 1986 годах, генерал-полковника государственной безопасности, за считанные годы создавшего самую мощную, чертовски изобретательную и, как считается, самую эффективную спецслужбу в мире. Ему удалось внедрить в мягкие местечки Запада, включая окружение президента США Джона Кеннеди и канцлеров ФРГ Конрада Аденауэра и Вилли Брандта более 4 тысяч агентов. Эта агентурная сеть кормила Кремль 80 процентами всей секретной информации, добытой в странах НАТО и третьего мира, где агенты «волка» возглавляли многие правительства. Однако итогом ХХ века, по словам Маркуса Вольфа, стала победа мещанства, для которого «истинно, хорошо, нравственно то, что полезно. Вот и поймешь тут ницшеанскую тоску по великому, яркому, героическому. Гибель богов в отдельно взятой душе». При этом «власть денег прибегает к насилию не меньше, чем власть государства. Она действует не так явно, но не менее жестоко. Если злоупотребление властью при «реальном социализме» начинается с манипуляции идеалом, то капитализм злоупотребляет идеалом индивидуальной свободы в интересах власти денег и в ущерб большинству общества. Неясный страх перед будущим чувствуется повсюду и происходит оттого, что наша современная общественная система не только не в состоянии решить большие проблемы, перед которыми стоит человечество, но порождает новые и еще большие проблемы».
Справедливость выводов легендарного разведчика мы сегодня наглядно видим на примере американского фашизма, немецкого реваншизма и украинского национализма.

10351727_639257262870130_9139535693961876507_n

«Человек без лица», «Волк в тени» — так звучно величали западные конкуренты шефа восточногерманской разведки, начальника Главного управления разведки (Управления «А») Министерства государственной безопасности ГДР в 1958 — 1986 годах, генерал-полковника государственной безопасности Маркуса Вольфа. На протяжении двадцати шести лет западные спецслужбы не могли ни сфотографировать, ни достать фотографию руководителя внешней разведки «Штази» и не знали, как выглядит их главный противник.

10405356_639257266203463_2535713923308383422_n

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s