Лев Израилевич Горлицкий встретил войну в должности главного конструктора по артиллерийскому производству на Ленинградском заводе имени Кирова. С июня до октября 1941 года его отдел занимался установкой орудий в долговременные огневые точки, защищавшие подступы к Ленинграду. В октябре производство было эвакуировано в Свердловск и стало частью Уральского завода тяжёлого машиностроения.

Через год, в октябре 1942-го, на Уралмашзаводе было образовано Специальное конструкторское бюро во главе с Горлицким, на которое возложили задачу создания самоходных артиллерийских установок. Острая необходимость в подобных машинах возникла вместе с появлением у немцев новых тяжёлых танков «Тигр».

Смертоносная «классика»

Три самоходки, разработанные Львом Израилевичем в 1942–1944 годах, внесли огромный вклад в грядущую победу над Германией.

Первенец Горлицкого, СУ-122, был скорее штурмовым орудием. В неподвижной боевой рубке устанавливалась 122-мм гаубица. Для стрельбы использовались осколочно-фугасные, а позднее и кумулятивные снаряды. Несмотря на большое количество недостатков, в войсках самоходку приняли хорошо. Машина была эффективна против огневых точек и живой силы, но малая начальная скорость гаубичного снаряда не позволяла ей по-настоящему противостоять танкам.

СУ-85 (1943 год) была специализированной, предназначенной для борьбы с тяжело бронированными немецкими машинами: «Тиграми» и «Пантерами». Её 85-мм пушка пробивала их броню с коротких и средних дистанций. На расстоянии свыше 800 метров орудие было уже неэффективно.

Поэтому в 1944 году КБ Горлицкого разработало самоходку со 100-мм пушкой — СУ-100. Она оказалась наиболее опасным противником для всей немецкой бронетехники. Некоторые проблемы возникали только с уничтожением на дальних дистанциях «Королевских тигров», «Ягдтигров» и «Фердинандов».

Конструкция всех трёх вышеперечисленных машин была классической для советских самоходных орудий времён Великой Отечественной. Шасси от серийного танка, боевая рубка в передней части, более-менее неплохое лобовое бронирование. Схема была удобна своей относительной простотой и технологичностью, но имела два существенных недостатка. Первый — это перевес носовой части машин, из-за которого были перегружены передние катки, что отрицательно сказывалось на надёжности подвески. Второй — длинное противотанковое орудие, из-за которого уменьшалась проходимость САУ и была опасность того, что пушка воткнётся в грунт при неудачном манёвре.

Проблему нельзя было решить в рамках «традиционной» конструкции, требовался качественно новый подход. В частности, прорабатывались варианты с задним размещением боевой рубки. А Горлицкий решил пойти ещё более необычным путём.

Новый взгляд на самоходки

Сам Горлицкий вспоминал, что хотел видеть свою новую САУ машиной «с дальней перспективой, отвечающей всем современным требованиям». По новой концепции самоходных установок эта машина относилась к так называемым машинам сопровождения. Такие САУ должны были быть универсальными и с равной эффективностью поражать вражескую бронетехнику, живую силу и полевые укрепления.

Первым делом КБ Горлицкого провело серьёзную работу по изучению отечественного и зарубежного опыта. Большой интерес вызвали немецкие машины проекта Waffentrager. По сути, они представляли собой гусеничный лафет, на котором устанавливалось орудие, защищённое броневым щитком. Именно эту схему Лев Израилевич выбрал для своей новой машины, получившей обозначение СУ-100П или «Изделие-105».

Конструкция СУ-100П отличалась от привычной советской схемы с полным бронированием. Горлицкий предпочёл сделать ставку на подвижность и огневую мощь. Было разработано новое шасси с бронёй, чья толщина не превышала 15 мм. На этом шасси конструкторы разместили лафет-тумбу со 100-мм пушкой Д-10С. Орудие было защищено небольшой открытой рубкой и по сравнению с «классическими» советскими САУ имело очень большие углы горизонтальной наводки — 155 градусов. Машина могла вести огонь не только прямой наводкой, но и с закрытых позиций.

Шасси СУ-100П было создано с нуля. Редкий случай в советском танкостроении: моторно-трансмиссионное отделение машины располагалось спереди. Новая коробка передач обеспечивала уверенное управление САУ на любой скорости и на дорогах любой кривизны. Впервые в отечественной практике были использованы гусеницы с резинометаллическим шарниром, что положительно влияло на срок службы ходовой части.

В 1955 году, после испытаний и доработок, СУ-100П была принята на вооружение, но выпускалась ограниченным «тиражом» — не более 24 САУ за всё время производства. Главная причина —ракетный бум, развернувшийся в годы правления Н. С. Хрущёва.

А вот шасси СУ-100П повезло больше. Оно оказалось одним из самых востребованных для советской военной техники.

Во-первых, на шасси СУ-100П ещё на стадии проектирования самоходки базировались два других прототипа: 152-мм гаубица СУ-152Г и СУ-152 «Таран». Позднее шасси удлинили до семи катков, и в таком виде оно стало базой для множества машин. Среди них — гусеничный бронетранспортёр БТР-112, зенитно-ракетный комплекс «Круг», другие пусковые установки. Шасси применялось в САУ «Акация», самоходном миномёте «Тюльпан» и 152-мм самоходной пушке «Гиацинт-С».

Автор текста — Владимир Пинаев

B7IxoNvkoPY

6_n9e3oRZNk

z7OJU1ut5p0

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s